В некоторых районах и сельских поселениях Ростовской области пастбищ для скота практически не осталось. Они распаханы и каждый год дают урожаи. Стоит ли по этому поводу бить тревогу? И как без пастбищ развивать животноводство, увеличивать поголовье?

Фермер Александр БОНДАРЕНКО просит законодателей вернуться к проблеме земель сельхозназначения и узаконить пастбища, которые формально потеряли свой статус и идут на торгах исключительно как земли сельхозназначения.

Распахали за ненадобностью?

Не так давно в Целинском районе торжественно перерезали красные ленточки на открытии сразу трех семейных животноводческих ферм в селе Хлеборобном. Ахмет Джафаров, Александр Дробноход и Вадим Сухомлинов, объединив средства, полученные по грантам из госбюджета, и добавив почти 40 процентов собственных средств, отремонтировали старый животноводческий комплекс, закупили молочный и мясной скот. В 2013 году в этом же поселении в хуторе Родионовка также при грантовой поддержке семейную ферму построил Александр Бондаренко.

Эти четыре фермы должны были стать хорошей основой для развития Хлеборобного сельского поселения – дать людям стабильную работу круглый год.

О том, как начинали все четверо свое дело, газета «Наше время» рассказала в материале «Будет вам Агрария!»

Тогда все фермеры-животноводы были настроены оптимистично и говорили о том, что еще и свою переработку поставят – и прибыль дополнительная, и новые рабочие места. И народ в личных подсобных хозяйствах начнет коров заводить: есть куда молоко сдавать и доход в семью. Говорили и о том, что, возможно, качественное фермерское молоко после переработки в школы, детские сады, больницу поставлять будут.

Сегодня, спустя три года после нашей первой публикации, оптимизма поубавилось.

– Практически все пастбища в нашем поселении, вокруг хуторов – распаханы. Были пастбища – стала пашня, – говорит фермер Александр Бондаренко. – А без пастбищ животноводство рентабельным никак не получается. У меня на все поголовье 10 гектаров пастбищ, и те – за 15 километров от фермы, все корма круглый год – с подвоза. И в хуторах люди скот убирают с подворий – пасти негде.

Рассказали нам в районе и о том, что полтора года назад было возмущение в хуторе Васильевка. Люди просили для скота общее пастбище оставить, не отдавать его под растениеводство. Чем дело кончилось? Жители хутора даже встретиться с журналистом отказались – мол, уже поздно. Пастбища отдали в аренду. Будет ли на них пастись скот? Весной посмотрим. Скорее всего – не увидим ни коров, ни овец. 

В самом начале 2016 года именно в Целинском районе губернатор Василий Голубев проводил совещание по развитию животноводства, на котором и поставил вопрос о приоритете отрасли. И дал понять крупным землевладельцам и арендаторам, что пора подумать о животноводстве и на каждые 10 тысяч гектаров пашни создать животноводческую ферму на 400 голов. Но пока в рядах крупных растениеводческих холдингов энтузиазма не наблюдается, они от животноводства в свое время легко избавились. Теперь так же могут повести себя и фермеры. Пасти скот им негде…

Последняя зимовка?

Споры из-за остатков пастбищ идут и в Зимовниковском районе. В хуторе Трудовом перед животноводом Кибадуллой Пашаевым власти поставили вопрос ребром: хочешь держать скот – используй для этого собственную пашню. Земли же, принадлежащие Кутейниковскому сельскому поселению, где паслось много лет стадо Пашаева, отданы в аренду казачьей общине. Все сделано по закону, к власти не подкопаешься. Но остался какой-то нехороший осадок из-за того, что стельным коровам, которые дали в прошлом году почти 80 тысяч литров молока, по весне вместо пастбища уготована дорога на бойню. Правда, местные власти видят выход: можно поменять пашню на пастбище. Причем практически один к одному. Есть у Пашаева 160 гектаров паевой пашни. Туда и предложили ему гонять скотину местные власти. А как без зерна скотину вырастить? 

В Зимовниковском районе племенные нетели, купленные в кредит, взятый в Россельхозбанке, могут по весне пойти под нож. Фото из архива семьи Пашаевых.
В Зимовниковском районе племенные нетели, купленные в кредит, взятый в Россельхозбанке, могут по весне пойти под нож. Фото из архива семьи Пашаевых.

Получается, что наверху – и президент, и губернатор – ратуют за молочное животноводство, а на местах пастбища уже распахали. Что делать Пашаеву без пастбищ? Ведь он взял кредит в Россельхозбанке, приобрел в племзаводе в Орловском районе 24 нетели красно-степной породы. Теперь у семьи 74 головы КРС, с которыми рассчитывали выйти на производство 10 тонн молока в месяц. Практически Пашаев закрыл бы сдачу молока за полрайона. Но вместо того, чтобы реально просчитать экономику хозяйства Пашаева, которую он развил и без гранта, подвести его к тому, чтобы хозяйство зарегистрировать, гробят готовое КФХ. Не учли в районе еще и тот факт, что в семье Пашаевых два инвалида, которые в общем-то живут за счет животноводства. 

А что будет с самим хутором? В Трудовом остались несколько семей. И животноводческая точка могла бы в будущем стать точкой его возрождения…