Домой / Выступления и публикации / К 100 летию освобождения города Ростов-на-Дону в 1920 году Первой Конной армией

К 100 летию освобождения города Ростов-на-Дону в 1920 году Первой Конной армией

Автор: Олейников Алексей

         На Ростов!

Борьба против немецких захватчиков и белогвардейцев

 Международный империализм не хотел примириться с установлением власти трудящихся в России, с потерей заводов и шахт, которыми владели иностранные капиталисты в Донбассе и других районах нашей страны.

 Империалисты США, Англии, Франции, Японии, а также Германии начали военную интервенцию против Советской республики. Они поддержали силы внутренней контрреволюции и развязали гражданскую войну в нашей стране.

 Особое внимание интервенты обращали на окраины, в частности на Донскую область, где Советы еще не успели окрепнуть, где против власти трудящихся выступили кулацкие верхи казачества.

 Положение осложнялось тем, что большинство казаков-середняков, сравнительно обеспеченных землей и недовольных начавшимся ее уравнительным переделом, пошли за своими атаманами и офицерами, приняли участие в антисоветских мятежах, вспыхнувших в начале апреля 1918 г. в разных местах области.

 На помощь мятежникам спешили иностранные интервенты. В апреле на западных рубежах Донской земли появились наступающие с Украины войска австро-германского империализма.

 Советская власть на Дону оказалась перед лицом смертельной опасности. В интересах сплочения сил трудящихся Военно-революционный комитет объявил область Донской советской республикой в ряду других республик федеративной социалистической России.

  Донревком призвал все трудовое население встать на защиту завоеваний революции. В городах, рабочих поселках, селах и станицах Дона стали создаваться партизанские отряды, формироваться полки Красной Армии.

 Чтобы объединить усилия трудящихся всех местностей, которым угрожало немецкое нашествие и контрреволюционные мятежи, Советское правительство учредило Чрезвычайный Комиссариат Южного района во главе с верным ленинцем Георгий Константинович Орджоникидзе.

 В начале апреля 1918 г. Орджоникидзе прибыл в Ростов-на-Дону, а 9 апреля здесь открылся I съезд Советов Дона.

 Работа его проходила в тревожной обстановке. Выступивший перед собравшимися Г. К. Орджоникидзе призвал трудящихся области дать отпор контрреволюции и вместе с рабочими и крестьянами всей страны направить силы на строительство новой жизни.

 Делегаты поддержали Чрезвычайного комиссара, посланца В. И. Ленина. Главной задачей съезд признал создание революционной армии и привлечение сил трудящихся на борьбу с разрухой.

 В. И. Ленин направил президиуму съезда приветственную телеграмму, в которой писал: «Особенно горячо присоединяюсь к словам резолюции о необходимости победоносно закончить разрастающуюся на Дону борьбу с кулацкими элементами казачества. В этих словах заключается самое верное определение задач революции. Именно такая борьба и по всей России стоит теперь на очереди» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 223. ).

 Обстановка в области ухудшалась. Мятежники захватили Новочеркасск и наступали на Ростов. Из разрозненных банд и отрядов под руководством генералов и офицеров создавалась Донская белоказачья армия. 

 

 На южных рубежах донской земли развертывались силы белогвардейской Добровольческой армии генерала Деникина.

 Решающую помощь контрреволюции оказали немецкие интервенты. 1 мая они захватили Таганрог, 8 – после ожесточенных боев ворвались в Ростов.

 В Новочеркасске образовалось контрреволюционное белоказачье правительство во главе с атаманом Петром Николаевичем Красновым (в годы ВОВ генерал фашисткой Германии, государственный преступник, пр. редакции).

 Он тотчас обратился за помощью к немцам. Те не заставили себя долго ждать. Они предоставили донской контрреволюции большое количество оружия, боеприпасов и снаряжения.

 За первые полтора месяца оккупанты передали белоказакам более 11 тыс. винтовок, 46 орудий, 88 пулеметов, более 160 тыс. снарядов, свыше 11 млн. патронов.

 Над советским Домом и всем юго-востоком страны нависла грозная опасность. Для проведения мобилизации в Красную Армию в северные округа области была направлена экспедиция под руководством Ф. Г. Подтелкова. 

 

   

 Планам этим не суждено было сбыться. Когда Подтелков с товарищами вступил в пределы Усть-Медведицкого округа, туда уже докатилась волна белогвардейских мятежей. Утром 10 мая 1918 г. хутор Калашников, где ночевали подтелковцы, был окружен белоказаками. Участников экспедиции обезоружили. На следующий день близ хутора Пономарева произошла расправа. 78 бойцов отряда были расстреляны. Ф. Г. Подтелков и М. В. Кривошлыков повешены.

 Вожаки революционного казачества мужественно встретили смерть. Стоя у виселицы, Федор Подтелков обратился к народу с речью. Последними его словами были: «Главное – не возвращайтесь к старому, казаки!» 

 

На подлинном фотонегативе, запечатлены последние минуты жизни   Подтелкова и Кривошлыкова: смерть они встретили с гордо поднятой головой.

 Коммунистическая партия и Советское правительство подняли трудящихся на отпор внутренним и внешним врагам. «Краснов хочет отторгнуть Дон и Кубань от России, – говорилось в обращении Совета Народных Комиссаров к населению, – превратить эти благодатные области в чужеземную колонию и лишить голодающих русских рабочих и крестьян донского и кубанского хлеба…

Под ружье!

В поход за хлебом для голодающих детей, отцов и матерей! В поход против контрреволюционных мятежников и заговорщиков!»

 Все лето в донских степях кипели жаркие бои. На Верхнем Дону, по Хопру и Медведице, вдоль железнодорожной линии Поворино – Царицын сражались казачье-крестьянские отряды Филиппа Кузьмича Миронова, М. Ф. Блинова.

 На территории Донецкого и Морозовского округов отбивали натиск белоказаков отряды Ефим Афонасьевич Щаденко, И. М. Мухоперца.       

 

 Они объединились с отошедшими с Украины революционными войсками под командованием К. Е. Ворошилова и прокладывали себе дорогу к Царицыну.

 Не раз белогвардейцы пытались окружить и уничтожить советские силы. Чем дальше на восток продвигались красные отряды, тем плотнее становилось вражеское кольцо.

 Белоказаки бросали в бой свежие полки, вооруженные до зубов немецким оружием. У наших же выбившихся из сил бойцов каждый патрон был на счету, снарядов – в обрез. От невероятного напряжения сил, от летнего зноя люди еле держались на ногах. Но никто не оставлял строя, никто не проронил слова жалобы.

 Натиск белоказаков был отбит дорогой ценой, но отряды пробились к Царицыну и там организовали оборону.

 

 Упорно бились с наседавшими белоказаками и деникинцами краснопартизанские отряды в сальских степях.

 Тридцать семь дней мужественно отбивали атаки врага партизаны, окруженные в слободе Большая Мартыновка. В боях участвовало все население красной слободы – старики, женщины, подростки помогали бойцам. На выручку осажденным пробился конный полк Б. М. Думенко, который вывел мартыновцев из окружения. Партизаны пополнили ряды защитников Царицына.

 Из разрозненных красногвардейских и партизанских отрядов вырастали части регулярной Красной Армии. Все советские силы, сражавшиеся на Дону, Кубани и Северном Кавказе, были объединены в армию Южного фронта.

 Осенью 1918 г. при личном руководстве обороны Царицына Иосифом Виссарионовичем СТАЛИНЫМ враг был остановлен у стен Царицына и на северных границах Донщины.

 

 

 На Дону временно установился кровавый режим немецких оккупантов и белогвардейской диктатуры. Восстанавливались буржуазно-помещичьи порядки. Немцы грабили Донскую область. У крестьян и казаков отбирали зерно, фураж, скот. В Германию шли эшелоны с донецким углем. Массовыми арестами и казнями, расправами без суда и следствия над сторонниками Советской власти враги хотели сломить революционный дух трудящихся. Но это им не удалось!

 Хозяйничанье интервентов и белогвардейцев вызывало растущее возмущение трудящихся. Борьбу рабочих, крестьян и казачьей бедноты за свержение контрреволюционной диктатуры и восстановление власти Советов возглавили коммунисты.

 Летом 1918 г. в Ростове-на-Дону, Таганроге, а затем и в других городах, шахтерских поселках и селах Приазовья возникли подпольные большевистские организации. На заводах и фабриках сколачивались нелегальные группы, под руководством большевиков рабочие организовали саботаж выполнения заказов для снаряжения белой армии.

 На ростовских и таганрогских предприятиях начались забастовки протеста против белогвардейского террора.

 Крестьяне и трудовые казаки отказывались воевать против Советской власти, уклонялись от мобилизации в белую армию.

Вожаком ростовских большевиков был Георгий Александрович Мурлычев (Егор).

22-летний рабочий чугунолитейного завода, он объединил подпольные группы, установил связи с командованием Красной Армии.

 Достав с большим трудом 2 пуда шрифта и ручной типографский станок, Мурлычев с товарищами стал печатать листовки.

 «Рабочие Ростова и Нахичевани, – говорилось в одной из них, – держите порох сухим и готовьтесь к новым жестоким боям!» Белогвардейцы выследили и арестовали руководителя ростовских подпольщиков. Угрозы и пытки, которым подвергли Мурлычева в тюрьме, не сломили его духа. Узнав, что подпольный комитет продолжает борьбу, Егор писал на волю друзьям: «Товарищи! Я прочел вашу листовку. У меня забилась кровь и прибавились силы. Я не сомневаюсь, что вы будете продолжать начатое дело. Я умираю с твердой уверенностью, что вы также будете идти до конца, до полной победы. Да здравствует Красная Армия!»

По приговору белогвардейского военно-полевого суда в марте 1919 г. Егор Мурлычев был казнен.               

                                                   Против Деникина

 Зимой 1919 г. на смену потерпевшим крах немцам на Дон, Украину и Северный Кавказ явились английские, французские и американские интервенты. Они объединили все силы южной контрреволюции под командованием Деникина.

 Из Англии было отправлено вооружения, боеприпасов и обмундирования на 100-тысячную армию. Более 300 тыс. снарядов, 72 тыс. винтовок, свыше 3 млн. патронов получила южная контрреволюция из США.

 

 

 

  английские танки Mark V на улице Ростова

 Снабженные всем необходимым и руководимые интервентами, деникинцы перешли летом 1919 г. в наступление. Им удалось прорвать фронт Красной Армии. Советские войска вынуждены были отступить на север. Враг стал рваться к Москве. Над Советской страной нависла смертельная опасность.

 В. И. Ленин обратился с призывом к трудовому народу: «Все на борьбу с Деникиным!»

 Партия большевиков мобилизовала силы трудящихся на разгром врага.

 На Южный фронт были направлены лучшие части Красной Армии, опытные командиры и комиссары. Из Москвы и Петрограда двинулись рабочие коммунисты. В день открытия II съезда комсомола ЦК партии обратился с призывом к юношам и девушкам Советской страны: «Смелость, отвага, молодая сила членов Союза нужны теперь на Южном фронте, и съезд должен на всю Россию кинуть клич к коммунистической молодежи: «На Южный фронт, на борьбу с Деникиным!» 

 Была объявлена мобилизация членов комсомола, достигших 16 лет. Целыми организациями, особенно в прифронтовых районах, уходили комсомольцы на гражданскую войну.

 

 

 В середине октября 1919 г. наступил перелом. Советские войска перешли в контрнаступление. Красная Армия гнала белогвардейцев на юг. В огне сражений против Деникина неувядаемой славой покрыла себя советская кавалерия. В условиях войны на степных просторах конница в то время являлась самым подвижным родом войск. Стремительными ударами конные корпуса Семёна Михайловича Буденного и Бориса Мокеевича Думенко, кавалерийская группа М. Ф. Блинова сокрушали врага, открывали дорогу стрелковым частям.

 

Придавая большое значение коннице, советское командование реорганизовало конный корпус Буденного в Первую Конную армиюКомандующим был назначен С. М. Буденный, членами Реввоенсовета – К. Е. Ворошилов и Е. А. Щаденко.

 

 

фото: члены штаба 1-й Конной Армии. И.Л.Перельсон, Е.А.Щаденко, С.М.Будённый, Хнычев, Алёхин, Пригодин, Турецкий. Январь 1920г.

 

 Под ударами Красной Армии трещали белогвардейские тылы.

 На Дону, Кубани и Северном Кавказе разгоралась всенародная война против деникинщины. Участники боевых большевистских групп Ростова, Таганрога, Новочеркасска совершали диверсии на коммуникациях врага, выводили из строя паровозы, железнодорожные вагоны.

 Росло партизанское движение в Приазовье, на Кубани, Ставрополье, в горах Северного Кавказа. Деятельную поддержку партизанам Черноморья оказали донские подпольщики. Они помогли установить связи между отдельными партизанскими отрядами, объединить их в повстанческую армию.

 В кровопролитных боях таяли силы деникинцев. Росло дезертирство из рядов белой армии. Тысячи трудовых казаков, порвав с контрреволюцией, сражались под знаменами Советов. Из их рядов вышли такие замечательные командиры и комиссары Красной Армии, как П. Бахтуров, С. Зотов, И. Колесов, Ф. Литунов, Ф. Миронов, Д. Рябышев. Приближался крах южной контрреволюции, полное освобождение донской земли. Очистив от врага Донбасс и северные округа Донской области, Красная Армия в начале января 1920 г. вышла на подступы к Ростову и Новочеркасску.

 Сокрушительный удар 1-й Конной армии в Донбассе – сильно облегчавший успешное наступление соседних с ней 13-й и 8-й армий – почти отрезал путь отступления значительной части Добровольческой армии в Донскую область. Осталось еще небольшое пространство до Ростова – чтобы окончательно закрыть путь отхода даже ближайшим войскам противника. Необходимо было также не дать части белых войск уйти на Крымский полуостров. Для решения этих задач командованием Южного фронта 03. 01. 1920 г. была отдана директива № 1/оп. Этой директивой армиям фронта ставилась задача: в кратчайший срок выдвинуться к побережью Черного и Азовского морей и добить остатки армий противника. Директива настойчиво рекомендовала армиям использовать свою конницу – для глубокого обхода, захода в тыл и разгрома живой силы противника.

    1-я Конная армия

 Ударной группе фронта (1-я Конная армия) ставилась задача:
«Стремительно преследуя разбитого противника, главную массу своей группы, в том числе не менее 2 кавалерийских дивизий, безотлагательно бросить в направлении Ростов – Нахичевань для захвата таковых не позднее 7.1 на участке станица Аксайская до устья р. Дон. Меньшую часть группы направить для овладения Таганрогом в кратчайший срок и содействовать 13-й армии в выполнении поставленной задачи».
 На Ростов – Нахичевань одновременно нацеливалась и 8-я армия.
Для выполнения этой директивы соединениям Конной армии (приказ Конной армии № 1/оп) было приказано к вечеру 6-го января занять исходное положение:
9-й стрелковой дивизии – Николаевский – Казанский – ст. Кошкино – Самбек;
12-й стрелковой дивизии – Курлацкая, Абрамов – Новостратонский – Совет Мигрина;
6-й кавалерийской дивизии – Петровский – Чистополь – Персиянов, Ивановский – Б. Крепкая;
4-й кавалерийской дивизии – Платовский – Ивановский – Княжий, Аграфеновка – Крепинский;
11-й кавалерийской дивизии – Матвеев Курган (дивизия оставлена в армейском резерве).
Бронепоездам приказано курсировать по двум направлениям: Матвеев Курган – Таганрог и ст. Колпаково – Зверево.
 Помощнику инспектора артиллерии армии Кривенко, командовавшему бронепоездами, была поставлена следующая задача: «Подчинив подошедший бронепоезд № 100 с дальнобойной морской пушкой, дающей обстрел на 27 верст, сбить бронепоезда противника и взять под обстрел Таганрог и транспорты, отходящие водным путем».

 

 

 История умалчивает, насколько одной этой пушке удалось успешно выполнить три столь крупные задачи, но уважение к ее мощности было проявлено.
 Части Конной армии, без всякого сопротивления со стороны противника, вышли в указанные районы в назначенные сроки.
 Частями 9-й стрелковой дивизии к 13. 00. 6-го января был занят Таганрог, оставленный противником без боя.

 В городе была захвачена огромная военная добыча, в том числе 12 тяжелых английских орудий, 50 бомбометов, танки, автомобили, патроны, снаряды, бензин, керосин, медикаменты и пр.

 Противник перед отходом пытался многое уничтожить, но в городе царил образцовый порядок.
 Бронепоезда «Коммунист» и «Красный кавалерист» выдвинулись за Таганрог – и начали обстрел ст. Синявская.

 

 К левому флангу ударной группы – в район расположения 4-й кавдивизии (Аграфеновка) начали подходить соединения 8-й армии – 16-я, 15-я, 31-я и 33-я стрелковые дивизии. 
 Т. о., на участок Ростов-на-Дону – Нахичевань-на-Дону было нацелено 6 стрелковых дивизий, 3 кавалерийских бригады и кавбригада 33-й стрелковой Кубанской дивизии. 15-я, 16-я и 31-я стрелковые дивизии имели каждая по 800 – 1000 штыков – но в общей сложности силы были значительные. 
 6-го января был отдан приказ по Конной армии № 2 – которым ставились окончательные задачи по овладению Ростовом и Нахичеванью.
 Сузившийся фронт наступления уже не вмещал всех войск ударной группы, поэтому 9-й стрелковой дивизии была поставлена задача оборонять участок побережья Азовского моря: Марьевский – Носов – Мануиловский – г. Таганрог – Бессергеневка и Царев Дар.
 Остальные войска должны были в два прыжка захватить г. Ростов, для чего приказывалось:  12-й стрелковой дивизии выйти 7 января на линию Донец (15 км северо-западнее Ростова) – Мокрый – Чалтырь – Крым – Султан – Сала, а 8 января совместно с 6-й кавдивизией взять Ростов и оборонять р. Дон; 6-й кавдивизии 7 января овладеть Сала-Несвитайский – Генеральский Мост, а 8 января – Ростовом; 4-й кавдивизии 7 января выйти на рубеж – Константиновский – Юдин – Серафимов – Волошин (Ольгинский), 8 января – г. Нахичевань, ст. Аксайская, захватив целым плавучий мост через р. Дон напротив ст. Ольгинская; 11-й кавдивизии – армейский резерв – 8 января перейти в Курпичев – Александров – Совет Мигрина, 9 января – Сала, 10 января – ст. Аксайская.

 Дивизиям было приказано выступить не позднее 07. 00. 7-го января. Приказ в кавалерийских дивизиях был получен с запозданием – и 7-го января приступить к его выполнению некоторые из них не смогли.
 Так, 6-я кавалерийская дивизия получила его в 12. 00., а 4-я кавалерийская дивизия – лишь в 15. 30. 

 

   С. К. Тимошенко – начальник 6-й кавалерийской дивизии

 Перед А. И. Деникиным, после неудачных боев в Донецком бассейне, стоял на повестке дня вопрос о возможности стабилизации его фронта.

 Хотя фланги его фронта испытывали некоторое равновесие, но центр под нажимом ударной группы Южного фронта катастрофически откатывался к югу.

 В конце декабря он еще пытался задержать этот отход, выровнять фронт, отдав приказ, в котором ставил своим армиям задачи: Кавказской, действовавшей в районе Царицына, – отойти за р. Сал, прикрывая Ставропольское и Тихорецкое направления; Донской и Добровольческой – встать между pp. Миусом и Донцом по линии Цимлянская – Усть – Бело-Калитвенская, Каменская – Ровеньки – Матвеев Курган, Лиман – Миусский, прикрывая Ростов – Новочеркасск.

 

   И. Р. Апанасенко – командир бригады 6-й кавалерийской дивизии

 А. И. Деникин отмечал, что задержка его армий тем более была необходима, что переброска подкреплений к Ростову еще не была закончена, а армейские тылы – Таганрог – Ростов – Новочеркасск – пока не эвакуированы.

 В ближайшем плацдарме – Ростов – Новочеркасск – сосредоточился резерв главкома ВСЮР под командованием генерала Топоркова (1,5 дивизии конницы, Пластунская бригада и 2 офицерские школы). На данной позиции в случае необходимости предполагалось дать противнику решительный отпор.
 Предположения А. И. Деникина не осуществились.

 Генерал отмечал, что вышеуказанную линию удержать не удалось: отступательная инерция в силу многих причин (в основном морального свойства), влекла войска к естественному рубежу – р. Дон. В итоге, к 23 – 24 декабря (5 – 6 января), вначале с боем, а затем в отрыве от противника, добровольцы и донцы отошли в Ростов-Новочеркасский плацдарм.

 Центральная группа ВСЮР была сосредоточена на 80-км фронте, и генерал решил дать красным сражение – тем более что к этому моменту обозначилось переутомление и расстройство армий его противника. Еще 20 декабря (2 января) генералу Сидорину в оперативном отношении был подчинен и Добровольческий корпус – и Сидорин прикрыл добровольцами Ростов, донцами – Новочеркасск, тогда как в центре (на уступе) встали конные корпуса Мамонтова и Топоркова.
 Так обрисовывал А. И. Деникин положение своего фронта, занявшего позиции на подступах к Ростову и Новочеркасску.

 Он не думал отдавать Ростово-Новочеркасский плацдарм без боя.
 По данным советской разведки, главковерх ВСЮР 6-го января начал сосредотачивать крупные массы пехоты на линии Крым – Султан-Сала, Сала. Конница была сведена в сильную группу (корпуса Топоркова и Мамонтова – до 5000 сабель) и выдвинута в район Генеральский Мост – (Волошин (Ольгинский) и Кутейников – Несвитайский с задачей активного противодействия наступающим на Ростов красным войскам.
 Донская армия группировалась в районе Александровка – Грушевский, прикрывая г. Новочеркасск против наступления соединений 8-й и 9-й красных армий.

 

 В. И. Книга – командир бригады 6-й кавалерийской дивизии

 Еще 6-го января кавбригада красной 33-й Кубанской стрелковой дивизии в 13 часов «лихо» налетела на ст. Генеральский Мост, где наткнулась на конницу противника силой до 1000 сабель (4 кавалерийских полка). Зарвавшаяся красная кавбригада, понеся крупные потери в людях, потеряв часть пулеметов и орудий и преследуемая противником, отошла к 20 часам в расположение 4-й кавдивизии. Вследствие позднего времени последняя не выступила на поддержку кавбригаде – ограничившись высылкой сильной разведки в сторону Генеральский Мост. Потрепанная кавбригада расположилась в хут. Атаманский (Власов).
 Столь же неудачны были 7-го января и попытки активно действовать со стороны некоторых стрелковых дивизий. 
 9-я и 12-я стрелковые дивизии из-за утомления людей не вышли на указанную им линию (донесение начоперодарма командарму к 9. 00. 08. 01. № 103).

 Как нами указывалось ранее, кавалерийские дивизии получили приказ по Конной армии № 2/оп с опозданием.
 6-я кавалерийская дивизия, несмотря на позднее получение этого приказа, все же решила немедленно приступить к его выполнению – тем более что до назначенных ей на 7-е января пунктов было недалеко (10 – 20 км) (Приказ 6-й кавдивизии 07. 01. № 4/оп).

 

Бойцы Первой конной армии Буденного на митинге
Дата съемки: январь 1920. Фото – Петр Оцуп

 Уже к 13 часам ее передовые части были в 3 км от ст. Генеральский Мост, где столкнулись с передовыми частями противника. Завязалась перестрелка. Вскоре из ст. Генеральский Мост выступила колонна конницы противника силой до 3000 сабель (сводка 6-й кавдивизии к 22. 30. 07. 01.).

 Завязался упорный бой.

 После нескольких ожесточенных атак противник был сбит и начал было поспешно отходить. 

 Но вдруг на левом фланге 6-й кавалерийской дивизии появилась другая колонна противника – силой в 2000 сабель.

 Первая остановила отход – и перешла в наступление. 6-я кавдивизия сражалась до наступления темноты. Утомленные ожесточенными атаками, понесшие большие потери, противники разошлись.

 Белые отошли на Генеральский Мост, 6-я кавдивизия в исходное положение (потеряв в этом бою 2 орудия). Причем потери 6-й кавдивизии в бою 7-го января характерны не только материальным, но и моральным уроном – утрата артиллерии в Конной армии была явлением исключительным. 
 Противник ночью, попытался атаковать 6-ю кавалерийскую дивизию, но, как отмечает сводка соединения, был сбит и бежал в направлении Генеральский Мост. Было порублено много казаков, взяты пленные, отбиты 2 орудия.

 4-я кавалерийская дивизия отложила свое выступление до утра 8-го января. И перед ее фронтом 7-го января разыгралась кровавая драма с 2 дивизиями 8-й красной армии.
 15-я и 16-я стрелковые дивизии последней утром 7-го января перешли в наступление по большой дороге Аграфеновка – Нахичевань. Ни один из командиров этих дивизий не счел нужным заехать в штаб 4-й кавдивизии в Аграфеновке (а проходили как раз через этот населенный пункт) и поставить в известность о своих намерениях, а также попросить о содействии или о совместных действиях. В итоге – части 4-й кавдивизии спокойно оставались на месте, наблюдая «храбро идущие» вперед стрелковые дивизии.
 Последние беспрепятственно достигли района хуторов Щедрин, Попов – Несвитайский, Родионов – Несвитайский, и подверглись неожиданному (с левого фланга) удару конницы противника (до 5000 сабель – корпуса Мамонтова и Топоркова).

 В результате 15-я и 16-я дивизии потеряли почти всю свою технику, до 700 человек пленными и много людей изрубленными. Остатки этих дивизий бежали, преследуемые противником – до расположения 4-й кавдивизии, остававшейся бузучастной зрительницей побоища.

 Разбитая пехота просила у кавалеристов помощи – но наступившая ночь и отход противника в район Генеральский Мост делали последнюю не актуальной.

 На 8-е января белые предполагали развивать активные действия – несмотря на то, что к вечеру 7-го января конница Думенко подходила к г. Новочеркасск. 

 Данные разведки говорили, что главные силы белых накануне 8-го января группировались в районе Генеральский Мост – Волошин (Ольгинский), Родионов-Несвитайский, Попов-Несвитайский, Дарьевка.

 В ст. Генеральский Мост были сосредоточены конница, пехота и танки. В Султан-Сала находились Дроздовская и Корниловская дивизии, в Ростове – 2 конных полка 1-й Кубанской дивизии и 4 полка пехоты.
 Противник, предполагая, что с разгромом 15-й и 16-й стрелковых дивизий ему больше не угрожает опасность с севера (о 4-й кавдивизии, самой сильной, у него в тот момент достоверных сведений не имелось), в течение ночи на 8-е января сосредоточил все свои силы в районе Генеральский Мост, Султан-Сала – с целью нанести сокрушительный Конной армии в направлении Б. Крепкая и отрезать ее от 8-й армии.
 На рассвете 8-го января белые начали наступление со стороны хут. Щедрин – Генеральский Мост, оставив в районе хут. Волошин (Ольгинский) – Серафимово – Константиновский свои обозы II разряда – без серьезного прикрытия.
 Выступившие на рассвете 8-го января из района Чистополье 6-я кавалерийская дивизия и со стороны Б. Крепкая 33-я стрелковая дивизии завязали с противником встречный бой, длившийся почти 12 часов. 6-я кавалерийская дивизия успела нанести противнику ряд сокрушительных ударов.
 В это время 4-я кавалерийская дивизия, двигавшаяся из Аграфеновки на Нахичевань, беспрепятственно вышла на линию хут. Волошин (Ольгинский) и, круто свернув на запад, двумя бригадами ударила по тылам противника.

 Части белых, сражавшиеся с 6-й кавалерийской дивизией, заметив появление в своем тылу огромной кавалерийской колонны (4000 сабель), ринулись отступать на Сала, Султан-Сала – но, зажимаемые в железные тиски со всех сторон, так ничего и не смогли сделать. Лишь кавалерийские части, находившиеся в районе Генеральского Моста, имевшие хороших лошадей, вырвавшись из объятий неминуемой смерти – отойдя в направлении ст. Аксайская.
 

 При атаке 4-й кавалерийской дивизии огромную помощь оказали 1,5-тонные грузовички 1-го автоброневого отряда им. Свердлова, находившиеся при ней. 

 

 

 Они выскочили впереди конницы – ринувшиеся без дорог по вспаханному полю наперерез отходившим конным колоннам противника. Прямо на ходу они открыли пулеметный огонь по колоннам и продолжали его, быстро несясь параллельно колоннам. Налет этих грузовичков был столь неожиданным и страшным для конницы противника, что она еще до приближения красной конницы превратилась в дезорганизованную толпу”. Коннице осталось довершить поражение.

 Пехота противника, видя безнадежность сопротивления, тысячами стала сдаваться в плен. 
 Танки, видя гибель пехоты, стали быстро отходить к Ростову – но красная конница оказалась быстрее. Экипажи бросали свои машины.
 Массовое безрассудство проявили белые пластуны – решившие, что «мертвые срама не имут», и до последнего человека легшие под ударами шашек бойцов 6-й кавдивизии. А. И. Деникин подтверждает этот факт указанием, что 20 декабря (8 января) буденновская конница почти уничтожила Терскую пластунскую бригаду, стоявшую в центре добровольцев.
 В итоге – тысячные колонны пленных, сотни трупов и 4 танка, брошенные экипажами.

 Останавливаясь на боях 7 – 8 января, А. И. Деникин отмечал, что эти бои являли картины смятения и доблести, неповиновения и твердого выполнения долга – и закончились неудачей. Действительно, 7-го января прикрывавший Новочеркасск Донской корпус, под давлением конницы Думенко сдав город, отошел к Дону.

 

 Действия 1-й Конной армии 7 – 8 января 1920 г.

 Конница Топоркова была опрокинута 6-й кавдивизией. А К. К. Мамонтов, как свидетельствует А. И. Деникин, несмотря на повторный приказ атаковать противника, отданный ему непосредственно главкомом через штаб Корниловской дивизии, бросил фронт и поспешно уходил на левый берег Дона – «опасаясь оттепели и порчи переправ».
 Когда центр и правый фланг белых были уже разгромлены, на левом фланге (правый для красных) корниловцы, дроздовцы и конники Барбовича продолжали упорно сопротивляться наступлению советских стрелковых дивизий и одной бригады 6-й кавдивизии – но вскоре они были сломлены и вынуждены с жестоким боем прорываться за р. Дон через Ростов.
6-я кавалерийская дивизия собрала свои рассеянные по полю полки, на долю которых досталась главная тяжесть боя. 4-я кавалерийская дивизия, принимавшая незначительное участие в бою, стояла за южной окраиной с. Сала. И последняя немедленно двинулась для занятия Нахичевани, тогда как 6-я кавалерийская пошла на Ростов.

 В 21 час авангардная бригада (3-я) 4-й кавдивизии во главе с начдивом и штабом вошла в Нахичевань.
 Ростов шумел обычной жизнью: остатки разбитой под Генеральским Мостом конницы белых бежали на ст. Аксайская, пехота была взята в плен и Ростов не знал о катастрофе, постигшей белогвардейцев.

 Вслед за частями 6-й кавдивизии в Ростов вошли отходившие дроздовцы и корниловцы. После тяжелого и упорного боя эти дивизии пробились на левый берег Дона.

 Всю ночь в Ростове кипел уличный бой, который пришлось вести 6-й кавалерийской, а к рассвету 2 полка пехоты противника подошли от ст. Аксайская вдоль берега Дона – и с южной окраины Нахичевани стали теснить расположенные там полки 4-й кавдивизии. По улицам ездил броневик белых, осыпая пулеметным огнем медленно отходившие на север красные полки.
 Не имея возможности действовать на улицах в конном строю, 4-я кавдивизия к полудню отошла и сосредоточилась на Сенной площади г. Нахичевани. С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов срочно выехали на автомобиле в Сала за пехотой 33-й стрелковой дивизии – полагая, что коннице не удастся удержаться в городе. Но конница не хотела отдавать то, что было взято.
 Полки 4-й кавдивизии спешились и перешли в контрнаступление. Через 2 часа боя 2 полка белых попали в плен, а броневик бросился было по льду через Дон, но пошел на дно.   Большую помощь красным вновь оказал автоотряд имени Свердлова – один его грузовичок под командованием помначотряда долгое время на 26-й линии Нахичевани задерживал белые цепи – прикрывая отходившие под огнем эскадроны 4-й кавдивизии. В конце концов белые подбили его артогнем из-за Дона.
 К вечеру 9-го января Ростов и Нахичевань были очищены от белых. Утром того же дня 3-я бригада 4-й кавдивизии заняла ст. Аксайская, где захватила 1000 пленных, 300 вагонов с различными грузами и 12 паровозов.
 РВС 1-й Конной армии таким образом сообщал о взятии Ростова (приводим текст донесения полностью): «Курск. Реввоенсовет Южфронта тт. Сталину, Егорову, Серебрякову. Копия: Москва, Ленину.
Красной Конной армией 8.1.20 в 20.00 взяты города Ростов и Нахичевань. Наша славная кавалерия уничтожила всю живую силу врага, защищавшую осиные гнезда дворянской буржуазной контрреволюции. Взято в плен более 10000 солдат белых, 9 танков, 32 орудия, около 200 пулеметов, много винтовок и колоссальный обоз. Все эти трофеи взяты в результате кровопролитных боев. Противник настолько был разбит, что наше наступление в городе не было даже замечено врагом, и мы всю ночь с 8.1 на 9.1 ликвидировали разного рода штабы и воинские учреждения белых. Утром 9.1 в Ростове и Нахичевани завязался уличный бой, длившийся весь день. 10.1 города совершенно очищены и враг отогнан за Батайск и Гнилоаксайскую. Только страшные туманы и дожди помешали преследовать врага и дали ему возможность уничтожить небольшие переправы через р. Кайсуг у Батайска и через Дон у Аксайской. Переправы через Дон и железнодорожный мост в Ростове целы. В Ростове Реввоенсоветом Конной образован Ревком и назначены начгарнизона и комендант. В городе масса разных интендантских и других складов, переполненных всяческим имуществом. Все берется на учет и охраняется. Сегодня 11.1 был смотр двум кавалерийским дивизиям, где присутствовало много рабочих Ростова и Нахичевани во главе с подпольной организацией коммунистов. Провозглашены приветствия Красной армии, Советской Республике и вождям коммунистической революции. Реввоенсовет Конной от имени Конармии поздравляет вас со славной победой и от всей души провозглашает громкое «ура» за наших вождей.
Да здравствует великая Красная армия!
Да здравствует окончательная победа коммунизма!
Да здравствует мировая советская власть!

Командарм 1-й Конной Буденный. Член РВС Ворошилов».

 

 

 С занятием Ростова, главная и решающая роль в котором досталась на долю 1-й Конной армии, основная задача Южного фронта была выполнена.

 Дальнейшая борьба по уничтожению Вооруженных Сил Юга России разделилась на две части: ликвидация войск, отошедших за Дон (на Северный Кавказ), и ликвидация войск, отошедших в Крым и оставшихся на правом берегу р. Днепр.

 Выполнение первой задачи было возложено на Юго-Восточный фронт, переименованный вскоре в Кавказский – в состав этого фронта вошла и 1-я Конная армия.

 

Источник: http://lemur59.ru/node/10430 

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Яндекс.Метрика